Назад Обсудить Вперед

Теория России

Космополиты и крах СССР

Для воспроизводства элиты совершенно не обязательны репрессии. Ключевое значение имеет подбор кадров. Но для надёжного подбора кадров нужна ясная, чёткая, понятная и непротиворечивая идеология. Как только ее место занимает «всесильно-верная теория», которую никто не может понять, во власть начинают попадать всякие проходимцы.

Именно таким троянским конем для СССР стал марксизм. Созданный чтобы взламывать незападные страны для колонизации западной олигархией, марксизм прекрасно выполнил эту задачу в СССР.

После революции Ленин бросил своих марксистских друзей меньшевиков Рязанова, Деборина, Л.Аксельрод на преподавательскую роботу. Поколение за поколением они выбивали из будущих интеллигентов «романтические полёты», вбивая вместо них свой буржуазный «материализм» и «интернационализм».

Год за годом профессора марксизма подталкивали всех студентов страны отказаться от независимого особого пути национализма и нашёптывали о прелестях мирового рынка и эффективности западной олигархии. Подучивали классовой войне против собственного народа и интернационализму в отношении западного ширпотреба и олигархии, которая этот ширпотреб производит. Так возникали Путины и Чубайсы, любившие конкурентоспособный западный ширпотреб и западных олигархов больше, чем свой «неконкурентоспособный» народ, который кормил, учил, лечил, защищал и согревал их с детства.

Это проблема ещё не так велика. Все возрастающая масса поражённой марксизмом интеллигенции уходила во «внутреннюю эмиграцию», слушала пропагандистские передачи радиостанций ЦРУ, строчила крамольные статьи «в стол», занималась самиздатом. Но во власть попасть не могла.

Хуже что безродно-космополитичный марксизм высмеивал и поливал грязью национализм - идею служения своему народу. Националисты боялись высказывать свои взгляды. Идеи, которые создали нацию, стали чем-то личным, интимным. Они были изгнаны из общественных дискуссий и загнаны в подполье. Националистов лишили языка, возможности организовывать свои действия чтобы дать отпор космополитам.

Но добила советский строй легитимизация рыночного космополитизма. Человек мог ненавидеть свой народ и свою страну, но его не выгоняли с руководящих должностей, потому что это «интернационализм». К нему даже не утрачивали доверия, потому что все что он говорил соответствовало «всесильно-верному учению» Маркса, а любое возражение ему автоматически попадало в разряд «романтических предрассудков». Прекрасный пример такой беспомощности патриота перед космополитом дал председатель КГБ СССР Крючков в своём описании главного пропагандиста горбачевского политбюро А.Н. Яковлева:

«Я ни разу не слышал от Яковлева тёплого слова о Родине, не замечал, чтобы он чем-то гордился, к примеру, нашей победой в Великой Отечественной войне. Меня это особенно поражало, ведь он сам был участником войны, получил тяжёлое ранение. Видимо, стремление разрушать, развенчивать всё и вся брало верх над справедливостью, самыми естественными человеческими чувствами, над элементарной порядочностью по отношению к Родине и собственному народу». И ещё — я никогда не слышал от него ни одного доброго слова о русском народе. Да и само понятие «народ» для него вообще никогда не существовало»[1]

Националист в душе, Крючков интуитивно чувствовал неладное. Но скованный марксистским мракобесием, даже не подумал принять меры по удалению чуждого человека с руководящей должности. А меры надо было принимать немедленно. Их надо было принимать ещё во время войны, когда Яковлев начал карьеру в органах пропаганды.

Антисоветская идеология марксизма легитимизировала предателей и дала им возможность карьерного роста. Она же делегитимизировала националистические идеи и подавляла иммунитет националистического государства к предательству. Люди смотрели на профессионализм и не считали «личные качества» космополита угрозой государству.

Сегодня часто призывают Сталина, мечтают о массовых расстрелах предателей и воров, лагерях для либералов. Хотя Сталин быстро учился и обладал сверхъестественной работоспособностью и беззаветно любил свой народ, его метод контроля элиты нельзя считать самым эффективным.

Нельзя полагаться на интуицию там, где должен быть учебник. Любовь к Родине и народу нельзя поддержать только лишь художественными произведениями, особенно когда официальная идеология - марксизм, категорически отрицает то и другое. «У пролетариата нет отечества» и людей якобы ничто не связывает, кроме материалистического обмена товарами.

Сохранять безродно-космополитичный марксизм значило пилить сук, на котором сидишь. Воспитывать на горе и на беду народу Горбачева, Путина и Чубайса:

«Политика всеобщего государственного патернализма сегодня экономически невозможна и политически нецелесообразна. Отказ от неё диктуется как необходимостью наиболее эффективного использования финансовых ресурсов, так и стремлением включить стимулы развития, раскрепостить потенциал человека, сделать его ответственным за себя, за благополучие своих близких.» В.В.Путин[2]

Патернализм нецелесообразен - добро пожаловать в истопники, или вместе с Чубайсом торговать цветами у вокзала. В Кремле тебе делать нечего. В Кремле должны работать те, кто любит свой народ и служит ему.

Советские люди не смогли защитить свою страну и предатели, перешедшие на сторону врага в холодной войне, расчленили Россию и превратили ее в колонию и сырьевой придаток для своих западных хозяев. Но это произошло не потому, что сила врага и его наёмников непреодолима, а потому что советские люди оказались обезоружены. Интернационалисты отняли наше оружие - национализм и затолкали нас в «общеевропейский дом» в качестве прислуги и абажуров.