Назад Обсудить Вперед

Теория России

Изгнание духа сущности

Хотя Ленина принято выставлять марксистом, он тесно общался и с учёными. Например с учеником Маха и Авенариуса Александром Богдановым. Скорее всего, именно благодаря этому общению Ленин и стал тем кем он стал. Убедить Ильича в необходимости эмпирицизма было нетрудно. «Практика – критерий истины» Сложнее обстояло дело с так называемой «диалектикой».

В древние времена диалектикой называли искусство спора. Человеку свойственно ошибаться, но оппонент его поправит - в спорах рождается истина. Именно об этой диалектике так скептически отзывался Фрэнсис Бэкон. Другой он не знал.

Потом пришел Гегель и заявил что в вещах заключены некие духи - «сущности», вложенные в них Богом. «Суть вещи есть также и чистая мысль». Марксистская диалектика, с ее «переходом количества в качество», «отрицанием отрицания», «единством и борьбой противоположностей» и прочей чепухой, которую зубрили советские студенты - это не спор людей. Это спор сущностей вещей:

«В собственном смысле диалектика – есть изучение противоречия в самой сущности предметов» (В.И. Ленин).[1]

Это уже попахивает шизофренией. Не удивительно что советские инженеры и учёные «не поняли диалектики». Если бы они ее поняли, то мигом смекнули бы, что король голый. В вещах нет сущностей. И мыслей в них нет. Все мысли существуют только у людей в голове. И спорить могут только люди. Вещи не спорят. И противоречия могут быть лишь в рассуждении людей. А между жёлудем и дубом нет противоречий, что бы там не понаписал Гегель. Прорастание дуба можно назвать «отрицанием жёлудя» только в качестве поэтической метафоры.

Кризис физики привёл к масштабной рефлексии среди учёных. Они решили, что в вещах нет никаких духов, «сущностей» и «чистой мысли», заложенной туда Богом при сотворении мира. И наука не может эту «сущность» открыть. Наука создаёт модели, описания, символические конструкции, позволяющие описать реальность и предсказывать будущее. Но все эти модели, описания, символы существуют не в вещах, а лишь в сознании людей. Законы Ньютона придумал Ньютон. Именно придумал, а не открыл «сущности» Богом и вложенные им в вещи. До Ньютона законов Ньютона не существовало. Так же как до Коперника не существовало гелиоцентрической системы.

Ленин накатал целый гневный трактат «Материализм и эмпириокритицизм», доказывая что понятия заключены в вещах и лишь «отражаются» в сознании, а «законы природы» существуют объективно. Учёные мягко убеждали Ильича, что понятия существуют только в нашем сознании, а так называемые «законы природы» - всего лишь описания реальности, придуманные людьми. «Они отрицают существование материи!» - ярился Ильич.

«Антиинтеллектуализмом называется учение, отрицающее права или претензии разума. Следовательно, в философском отношении суть "кризиса современной физики"состоит в том, что старая физика видела в своих теориях "реальное познание материального мира т. е. отражение объективной реальности. Новое течение в физике видит в теории только символы, знаки, отметки для практики, т. е. отрицает существование объективной реальности, независимой от нашего сознания и отражаемой им. Если бы Рей держался правильной философской терминологии, то он должен был бы сказать: материалистическая теория познания, стихийно принимавшаяся прежней физикой, сменилась идеалистической и агностической, чем воспользовался фидеизм, вопреки желанию идеалистов и агностиков.»[2]

Но ведь никто не отрицает существования реальности. Учёные лишь отрицают якобы существующие в ней «духи» вещей, их «сущности», «чистые мысли», вложенных в вещи Богом при создании Вселенной. Пусть даже марксистские болтуны заявляют что в их нетронутом научной дисциплиной сознании отражаеся самая суть вещей как она есть. Так что ярился Ильич зря и зря грозил «идеализмом»:

«С точки зрения современного материализма, т. е. марксизма, исторически условны пределы приближения наших знаний к объективной, абсолютной истине, но безусловно существование этой истины, безусловно то, что мы приближаемся к ней. Исторически условны контуры картины, но безусловно то, что эта картина изображает объективно существующую модель. Исторически условно то, когда и при каких условиях мы подвинулись в своём познании сущности вещей до открытия ализарина в каменноугольном дёгте или до открытия электронов в атоме, но безусловно то, что каждое такое открытие есть шаг вперёд "безусловно объективного познания". Одним словом, исторически условна всякая идеология, но безусловно то, что всякой научной идеологии (в отличие, например, от религиозной) соответствует объективная истина, абсолютная природа.»[2]

Какая страсть! «Объективно существующая модель». Но модели, равно как и приближения, не существуют объективно. Они существуют в человеческой культуре, в сознании. Они создаются людьми. В реальности существуют не модели, а сама реальность. Трудно даётся юристу-гуманитарию научный метод. И почему религиозной идеологии не соответствует «объективная истина»? В Библии написано что Бог создал солнце и звезды - вон они на небе. Соответствуют. Никуда не делись.

Ильич всю дорогу козырял Гегелем. Мол это раньше был дурной материализм - метафизический. А теперь у нас хороший материализм, правильный, диалектический. Похоже учёные над ним посмеялись и посоветовали Гегеля почитать. И Ильич почитал:

««Как наука истина есть чистое развивающееся самосознание»... «объективное мышление»... «понятие как таковое есть сущее в себе и для себя» - поповщина. Бог, царство истины etc. etc.»[1]

Но ломать привычные взгляды трудно. А может нужно время чтобы переварить:

«Гегель действительно доказал, что логические формы и законы не пустая оболочка, а отражение объективного мира. Вернее, не доказал, а гениально угадал.»[1]

Ну что сказать. Нравятся человеку гадалки. Но наука не занимается гаданием, а Гегель с Марксом не занимался наукой. Эти две вещи следует различать. Возможно у вас уже напрашивается вопрос - что я прицепился к этим объективным сущностям? Да потому что вера в «сущности», то есть эссенциализм, порождает запедельную интеллектуальную самонадеянность. Маркс пытался откреститься от Гегеля:

«Мой диалектический метод в основе своей не только отличен от гегелевского, но является его прямой противоположностью. Для Гегеля процесс мышления, который он под названием идеи превращает даже в самостоятельный субъект, есть демиург (творец) действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. Для меня, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» (К. Маркс, Послесловие ко второму немецкому изданию 1–го тома “Капитала”)

А какая разница? Созданы предметы окружающей реальности твоей буйной фантазией или твоя буйная фантазия отразила самую сути вещей - результат один. Ты воображаешь что твои фантазии - абсолютная истина. И Маркс предсказуемо самоуверенно начинает нести околесицу, не утруждая себя никакими проверками:

«Даже туманные образования в мозгу людей, и те являются необходимыми продуктами, своего рода испарениями их материального жизненного процесса, который может быть установлен эмпирически и который связан с материальными предпосылками.»[3]

Зачем проверять туман в голове, если он испарение объективной реальности? А Энгельс без лишней скромности заявляет

«Материалистическое мировоззрение означает просто понимание природы такой, какова она есть, без всяких посторонних прибавлений»[4]

То есть природа не просто так же проста, как человеческие модели, но и человеческие модели выстраиваются в голове автоматически, сразу точно отражая природу - «какова она есть». Не понятно только почему Птолемей считал что Солнце вращается вокруг Земли.

Раз туман в голове - испарение сущностей, да при том сразу как они есть, то и проверять свои фантазии незачем. Надо сразу книжку строчить. Вот Маркс с Энгельсом свои фантазии и не проверяли, а как пророки излагали открывшуюся им волю божью как она есть. Это же не просто пустая трата времени, но и кощунство - всесильную теорию проверять. Проверять - значит усомниться в абсолютной истине.

Список литературы