Назад Обсудить Вперед

Теория России

Марксисты против чиновников

Научная и индустриальная революция поставила государства перед выбором: индустриализация или колонизация. Агрессивная колониальная политика европейских государств, подкреплённая развитием флота и вооружений создала смертельную угрозу свободе, независимости, экономическим интересам и самому существованию других стран.

Для индустриализации необходима высокая концентрация капитала - создание крупных предприятий, использующих современные технологии.

Две социальные группы оказались способны осуществить индустриализацию: сектантская олигархия протестантского Запада и государственный аппарат незападных стран, таких как Германия, Япония, Россия. Эти две группы выработали две идеологии:

  • • Архаичная космополитичная идеология сектантства, в которой «нет ни эллина ни иудея», двигателем прогресса является индивид, стремящийся к максимальной наживе на мировом рынке, а государства отомрут.

  • • Современная националистическая идеология служения своему народу, вырабатываемая интеллигенцией на государственной службе, задача которой поставить новейшие достижения науки и техники на службу своему народу.

В СССР появилась причудливая смесь обеих идеологий. Национализм строителей социалистической сверхдержавы, объединённых идеей служения своему народу подтачивала изнутри безродно-космополитическая марксистская идеология с ее «отмиранием государства», «государством - машиной подавления», «у пролетариата нет отечества», проклятиями чиновникам и «Россией - тюрьмой народов».

СССР был создан националистами. Задолго до революции интеллигенция на государственной службе выражала любовь к своему народу тем, что лечила, учила и защищала его. Молодёжь российской империи с болью восприняла поражение в Крымской войне и стала активно овладевать естественными и техническими науками чтобы защитить свою нацию от колониальных амбиций Запада. С энтузиазмом приняла участие в грандиозном государственном проекте строительства железных дорог.

После революции националистическая интеллигенция получила широкие возможности чтобы поставить новейшие достижения науки и техники на службу народу и мобилизовать детей своего народа в свои ряды. Моментально была ликвидирована неграмотность. Широкая санитарно-просветительная работа в разы сократила детскую смертность, были ликвидированы эпидемии.

Военная угроза со стороны западных колонизаторов была главным вызовом для незападных стран. Советская наука и техника развивались настолько быстро, что Россия, едва державшая удар 10% немецких сил в первой мировой, во второй мировой наголову разбила весь фашистский Евросоюз.

Но на кафедрах общественных наук советских институтов и университетов и в органах пропаганды засели марксисты. С первых дней советской власти марксисты шипели что Россия «не созрела для социализма»:

«Русская история ещё не смолола той муки, из которой со временем будет испечён пшеничный пирог социализма» Г. Плеханов

Марксизм изображает сектантский олигархат Запада единственной силой, способной обеспечить научно-технический прогресс. Две первых главы «Манифеста коммунистической партии» - восторженная ода сектантскому олигархату, третья глава - поливание помоями социализма:

«Так возник феодальный социализм: наполовину похоронная песнь - наполовину пасквиль, наполовину отголосок прошлого - наполовину угроза будущего, подчас поражающий буржуазию в самое сердце своим горьким, остроумным, язвительным приговором, но всегда производящий комическое впечатление полной неспособностью понять ход современной истории. Аристократия размахивала нищенской сумой пролетариата как знаменем, чтобы повести за собою народ. Но всякий раз, когда он следовал за нею, он замечал на ее заду старые феодальные гербы и разбегался с громким и непочтительным хохотом.»[1]

Каждому известно, что «ход современной истории» это диктатура сектантского олигархата, как в Англии, и любые попытки ее ограничить - «реакционны».

«Этот социализм прекрасно умел подметить противоречия в современных производственных отношениях. Он разоблачил лицемерную апологетику экономистов. Он неопровержимо доказал разрушительное действие машинного производства и разделения труда, концентрацию капиталов и землевладения, перепроизводство, кризисы, неизбежную гибель мелких буржуа и крестьян, нищету пролетариата, анархию производства, вопиющее неравенство в распределении богатства, истребительную промышленную войну наций между собой, разложение старых нравов, старых семейных отношений и старых национальностей. Но по. своему положительному содержанию этот социализм стремится или восстановить старые средства производства и обмена, а вместе с ними старые отношения собственности и старое общество, или - вновь насильственно втиснуть современные средства производства и обмена в рамки старых отношений собственности, отношений, которые были уже ими взорваны и необходимо должны были быть взорваны. В обоих случаях он одновременно и реакционен и утопичен. Цеховая организация промышленности и патриархальное сельское хозяйство - вот его последнее слово.»[1]

Почему бы современные средства производства не «втиснуть» в нормальные человеческие производственные отношения? Почему артель землекопов «не может» использовать экскаватор или бульдозер, а государственные заводы «не могут» их производить? На каком основании марксистские попики ставят знак равенства между олигархом и паровозом? Саяно-Шушенской ГЭС было неуютно в народной собственности? Ее непременно надо было у народа конфисковать и продать американским олигархам? Почему? Потому что Маркс так сказал?

Чтобы работали современные машины олигарх не обязателен. Для этого нужен инженер, способный эти машины разработать и рабочие, способные их эксплуатировать. Обеспечить необходимое финансирование вполне способно государство. Но марксист делает вид, что лишь олигарх в погоне за наживой способен создавать и использовать машины. И эти машины невозможно «втиснуть» ни в какое человеческое общество кроме олигархического.

«Борьба немецкой, особенно прусской, буржуазии против феодалов и абсолютной монархии - одним словом либеральное движение - становилась все серьезнее. "Истинному"социализму представился, таким образом, желанный случай противопоставить политическому движению социалистические требования, предавать традиционной анафеме либерализм, представительное государство, буржуазную конкуренцию, буржуазную свободу печати, буржуазное право, буржуазную свободу и равенство и проповедовать народной массе, что в этом буржуазном движении она не может ничего выиграть, но, напротив, рискует все потерять. Немецкий социализм весьма кстати забывал, что французская критика, жалким отголоском которой он был, предполагала современное буржуазное общество с соответствующими ему материальными условиями жизни и соответственной политической конституцией, т. е. как раз все те предпосылки, о завоевании которых в Германии только ещё шла речь.»[1]

Не смейте предупреждать народную массу что от диктатуры олигархата она ничего не выиграет, но может все потерять. Спугнёте лохов и тогда у нас никогда не будет «современного буржуазного общества с соответствующими ему материальными условиями жизни и соответственной политической конституцией». То есть Маркс предъявляет немецкому социализму те же претензии, которые Плеханов 70 лет спустя предъявил советской власти.

Главной задачей Маркса было притащить диктатуру английской сектантской олигархии в Пруссию. Поэтому Маркс всячески подрывал авторитет прусского государства. Доказывал немцам что английский олигарх, производящий такие тёплые и удобные сюртуки, ближе им чем немецкий чиновник, создающий школы для немецких детей.

«Материалистическая» премудрость марксиста заключается в том, что человек есть то что он ест. Чиновник «не может» заботиться о благосостоянии народа. Спасение утопающих должно быть делом рук самих утопающих.

Поэтому они утверждают, что для победы социализма олигархи должны ограбить народ, чтобы сделать из него «прогрессивных» пролетариев - своих «могильщиков». Как в Англии. Олигархам надо помогать грабить, потому что тем самым они приближают социалистическую революцию. А защищать народ от грабежа, организовывать производство в интересах всего народа - «идеализм», «не демократично» и «реакционно», потому что замедляет ограбление и отдаляет правильную социалистическую революцию. Именно в этом главная претензия марксиста к государству и чиновникам - мешают олигархам грабить.

Разумеется, марксистская пропаганда ненависти к чиновникам не способствовала повышению престижа государственной службы в СССР и укреплению национализма. Врачам, инженерам, учителям, которые были государственными служащими, внушали что они не часть чиновничьей системы, служащей своей нации, а некие наёмные специалисты. А это уже совсем другое.

Наёмник не спрашивает «почему мы здесь вместе» и ему не нужно изобретать идеологию служения своему народу. Для наёмника ответ на этот вопрос очевиден - деньги зарабатываем. Коллективистская «идеалистическая» идеология сознательно и методично вытеснялась сектантским «материализмом» марксизма. Все ради денег. Но реально дело ещё хуже.

Список литературы