Назад Обсудить Вперед

Теория России

Жупелы нацизма и сепаратизма

Сегодня безродные космополиты марксо-либерального толка используют два жупела в борьбе против национализма. Это во-первых, немецкий национал-социализм, а во-вторых провинциальные сепаратисты, которые создали массу проблем советскому государству в ходе революции и обеих колониальных войн, развязанных Западом против России, а так же были использованы Горбачевым и Ельциным для расчленения СССР.

Ирония ситуации состоит в том, что «националистами» марксистская пропаганда часто называет провинциальных космополитов марксистского толка. В полном соответствии с марксистской теорией они хотели отделиться от «реакционной» России-тюрьмы народов и влиться в колониальную систему «прогрессивного» Запада. Всех этих жордания, петлюр, бандер и прочих пилсудских-маннергеймов записали в «националисты», хотя они стремились сдать свои провинции западным колонизаторам.

Вот грузинский «националист», член ЦК РСДРП Жордания объясняет свою позицию 16 января 1920 года:

«Наша дорога ведет к Европе, дорога России – к Азии. Я знаю, наши враги скажут, что мы на стороне империализма. Поэтому я должен сказать со всей решительностью: я предпочту империализм Запада фанатикам Востока!»

Не правда ли знакомо? Сколько раз мы слышали такие речи от Горбачева, Ельцина, Путина, Ющенко или Порошенко! Но только при чем тут «национализм». Классические националисты вроде Симона Боливара или отцов основателей США в европейскую колонизацию, мягко говоря, не стремились. Наоборот, отстаивали «национальную ограниченность». И в этом они гораздо ближе к Ленину, чем к патриотам Запада.

Маркс всячески клеймил попытки народов защититься от английской колонизации, отгородиться от «прогрессивного» мирового рынка. Маркс называл это «национальной ограниченностью». Марксистские пропагандисты в советском агитпропе вывернули ситуацию наизнанку. Они представили «мировым рынком» СССР, а провинциальных космополитов, мечтавших влиться в колониальную систему Запада, обвинили в «национальной ограниченности» от этого «мирового рынка».Могут сказать что Бандера не был марксистом. Но это ничего по большому счёту не меняет. Он так же как Жордания в Грузии, хотел сделать свою провинцию колонией Запада.

С этим жупелом надо разобраться раз и навсегда, чтобы враги России и холопы «общеевропейского дома» не могли больше использовать его чтобы отпугнуть народы от советского национализма.

Не менее важен и другой жупел - немецкий национал-социализм. Разумеется глобалистская олигархия и ее марксистская.либеральная челядь ненавидят немецкий национал-социализм именно за национализм и за социализм. И то и другое - препятствие к глобальной частной власти олигархов. Гитлера ненавидят за пятилетние планы, полную занятость, бесплатную медицину.

У нас к Гитлеру иные претензии. Для нас важен расизм Гитлера. Дело не в том, что он строил школы для немецких детей, обеспечивал бесплатное здравоохранение немецким старикам или ограничивал свободу наживы олигархов. Главное - что он считал славян низшей расой, биологически не способной создавать культуру. Гитлер считал что нас надо завоевать и поработить для нашего же блага. Что только под руководством немецких господ мы можем создать что-то стоящее.

Именно эта роковая ошибка толкнула Гитлера на самоубийственную войну против СССР. Именно расизм вселил в него уверенность что расширение Европы на восток за счёт России - хорошая идея.

Расизм и национализм - не одно и то же. Пушкин мечтал о славе среди тунгусов и калмыков несмотря на расовые и этнические отличия, потому что эти народы часть российской нации. Это и есть национализм. Гитлер же наоборот, уничтожал даже вполне своих немецких евреев. И это никакой не национализм. Это расизм.

Расизм вполне совместим и с либерализмом и с марксизмом. Английская работорговля, рассуждения Маркса о «неисторических народах», обещания Энгельса развязать мировую войну на уничтожение против славян и его радость по поводу победы «энергичных янки» над «ленивыми мексиканцами» - это чистый расизм. И расизм вполне совместим с интернационализмом глобалиста. С точки зрения Энгельса, ради мировой торговли уничтожать «низших» можно и нужно:

«И бросит ли Бакунин американцам упрёк в «завоевательной войне», которая, хотя и наносит сильный удар его теории, опирающейся на «справедливость и человечность», велась, тем не менее, исключительно в интересах цивилизации? И что за беда, если богатая Калифорния вырвана из рук ленивых мексиканцев, которые ничего не сумели с ней сделать? И что плохого, если энергичные янки быстрой разработкой тамошних золотых россыпей умножат средства обращения, в короткое время сконцентрируют в наиболее подходящих местах тихоокеанского побережья густое население и обширную торговлю, создадут большие города, откроют пароходное сообщение, проведут железную дорогу от Нью-Йорка до Сан-Франциско, впервые действительно откроют Тихий океан для цивилизации и третий раз в истории дадут новое направление мировой торговле? Конечно, «независимость» некоторого числа калифорнийских и техасских испанцев может при этом пострадать; «справедливость» и другие моральные принципы, может быть, кое-где будут нарушены; но какое значение имеет это по сравнению с такими всемирно-историческими фактами?» Ф.Энгельс «Демократический панславизм»[1]

Список литературы